Областной суд оставил без изменения решение районного суда по иску о возмещении ущерба.

 АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Екатеринбург 04.07.2019

 

Судебная коллегия по гражданским делам Свердловского областного суда в составе: председательствующего судьи Карпинской А.А., судей Майоровой Н.В., Лузянина В.Н., при секретаре Черных Н.Ю., рассмотрела в открытом судебном заседании в порядке апелляционного производства гражданское дело по иску «данные изъяты». к «данные изъяты» о возмещении ущерба, взыскании расходов, поступившее по апелляционной жалобе истца на решение Верх-Исетского районного суда г. Екатеринбурга от 27.02.2019.

Заслушав доклад судьи Майоровой Н.В., пояснения представителя ответчика Жгутова В.А., третьего лица «данные изъяты», судебная коллегия

 

установила:

 

«Данные изъяты» обратилась с вышеуказанным иском в суд, в обоснование которого указала, что она является собственником жилого помещения по адресу: .... В нежилом помещении, принадлежавшем ответчику на праве собственности по адресу: ..., помещение XXI, в период с января 2016 года по март 2016 года проводились строительно-ремонтные работы. В результате несоблюдения правил проведения ремонтных работ в данном нежилом помещении, истцу был причинен материальный ущерб, связанный с образованием трещин в отделочном слое на стенах, перегородках, в месте примыкания перекрытий и в связи с чем, истцу причинен материальный ущерб. В соответствии с отчетом ООО «Аргос» № Р.17.128 стоимость работ/услуг (с учетом материалов) по восстановительному ремонту помещения, расположенного по адресу: ..., составляет 410000 руб. 

Просила взыскать с ответчика в свою пользу сумму ущерба 410000 руб., расходы по оплате услуг оценщика 15000 руб., по оплате услуг представителя 25000 руб., по оплате государственной пошлины в размере 7300 руб. 

Решением Верх-Исетского районного суда г. Екатеринбурга от 27.02.2019 в удовлетворении исковых требований «данные изъяты» к «данные изъяты» отказано.

В апелляционной жалобе истец просит решение суда отменить, удовлетворить заявленные требования, полагая, что причиной причинения вреда, принадлежащей ей квартиры в виде трещин в отделочном слое на стенах, перегородках, в местах примыкания перекрытий явилось производство работ по ремонту расположенного под ее квартирой нежилого помещения, принадлежавшего на период производства ремонта в марте 2016 года ответчику и она представила достаточно доказательств в подтверждение заявленных требований. Считает, что вина ответчика заключается в том, что при производстве ремонтных работ не соблюдалась техника безопасности и нарушались технологические нормы.

Представитель ответчика Жгутова В.А., третье лицо «данные изъяты» в суде апелляционной инстанции возражали против доводов апелляционной жалобы.

Изучив материалы дела, проверив законность и обоснованность судебного решения в соответствии с ч. 1 ст. 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в пределах доводов апелляционной жалобы, судебная коллегия приходит к следующему выводу. 

Из представленных материалов следует, что суд правильно определил характер спорного правоотношения между сторонами, применил закон, подлежащий применению: ст. 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации и верно установил круг обстоятельств, имеющих значение для объективного и всестороннего рассмотрения данного гражданского дела.

Доводы апелляционной жалобы истца направлены исключительно на переоценку выводов суда первой инстанции, оснований для которой не имеется, поскольку обжалуемое решение постановлено с соблюдением положений ст.ст. 2, 5, 8, 10, 12, 56, 59, 60, 67, 85, 86, 195, 196 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и разъяснений, приведенных в п.п. 1-6 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19.12.2003 № 23 «О судебном решении». 

Судом установлено и подтверждается материалами дела, что истец является собственником жилого помещения, расположенного по адресу: ... (л.д. 19), ответчик Горина В.М. в период с 10.08.2011 по 17.11.2016 являлась собственником помещения XXI, расположенного по адресу: ... (л.д. 222).

31.03.2016 истец обратилась в ТСЖ «Юго-Запад» с просьбой обследовать ее квартиру и зафиксировать факт появления трещин.

31.03.2016 комиссией с участием главного инженера ТСЖ «Юго-Запад 1», слесаря сантехника и истца был составлен акт о наличии трещин в квартире истца, установлены маячки для дальнейшей фиксации трещин, причины появления трещин не указаны (л.д.23).

01.12.2017 комиссией с участием главного инженера ТСЖ «Юго-Запад 1», двух слесарей сантехников и истца был составлен акт, в котором указано, что при производстве ремонтно-строительных работ в нежилом помещении, принадлежащем на праве собственности (по доверенности) У., в котором в период января-марта 2016 года проводились ремонтные работы, при которых были выбиты круглые отверстия в стенах и перегородках помещения, находящегося под квартирой №№ для устройства вентиляционных коробов, в результате динамической нагрузки образовались трещины в отделочном слое на стенах перегородках, в местах примыкания перекрытий в квартире №№, акт составлен по наружному осмотру (л.д.24).

По общему правилу, закрепленному в п. п. 1 и 2 ст. 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации, ответственность за причинение ущерба возлагается на лицо, причинившее ущерб, если оно не докажет отсутствие своей вины. В случаях, специально предусмотренных законом, ущерб возмещается независимо от вины причинителя вреда (п. 1 ст. 1070, ст. 1079, п. 1 ст. 1095, ст. 1100 Гражданского кодекса Российской Федерации). Обязанность по возмещению ущерба может быть возложена на лиц, не являющихся причинителями ущерба (ст. ст. 1069, 1070, 1073, 1074, 1079 и 1095 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Установленная ст. 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации презумпция вины причинителя вреда предполагает, что доказательства отсутствия его вины должен представить сам ответчик. Потерпевший представляет доказательства, подтверждающие факт повреждения имущества, размер причиненного вреда, а также доказательства того, что ответчик является причинителем вреда или лицом, в силу закона обязанным возместить вред.

В силу принципа состязательности сторон (ст. 12 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации) и требований ч. 1 ст. 56, ч. 1 ст. 68 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений. В случае, если сторона, обязанная доказывать свои требования или возражения, удерживает находящиеся у нее доказательства и не представляет их суду, суд вправе обосновать свои выводы объяснениями другой стороны.

Согласно ст. 210 Гражданского кодекса Российской Федерации ответчик несет бремя содержания принадлежащего ему на праве собственности имущества, поскольку иное не предусмотрено законом или договором, и вытекает из обязанности собственника обеспечивать такое состояние своей квартиры, которое исключает причинение вреда

В соответствии с этими требованиями закона суд правильно распределил бремя доказывания между сторонами и пришел к обоснованному выводу о том, что истец не доказала, что ответчик является причинителем вреда, поскольку не представила надлежащих доказательств наличия причинно-следственной связи между имеющимися в ее квартире повреждениями и действиями ответчика. При этом доводы апеллянта о том, что ответчик уклонился от доказывания отсутствия своей вины, выводы суда не опровергает, поскольку доводы ответчика о том, что он не производил ремонтные работы в январе-марте 2016 года, при которых были выбиты круглые отверстия в стенах и прегородках помещения, находящегося под квартирой №№ для устройства вентиляционных коробов не опровергнуты, при этом представленный истцом акт обследования принадлежащей истцу квартиры от 01.12.2017 сам по себе доказательством производства данных работ не является, поскольку составлен спустя продолжительное время (более чем через полтора года) после указанных в нем событий, при этом доказательств осмотра принадлежащего ответчику нежилого помещения ни на момент составления первого акта обследования от 31.03.2016, ни при составлении акта осмотра от 01.12.2017 не представлено, не представлено и доказательств, что истцом либо ТСЖ «Юго-Запад 1» предпринимались меры для осмотра нежилого помещения. Сведения, включенные в акт обследования от 01.12.2017 о принадлежности нежилого помещения на правах собственности (по доверенности) У. не нашли своего подтверждения, поскольку согласно представленных и исследованных судом документов собственником нежилого помещения в период март-апрель 2016 года являлась «данные изъяты», а на момент составления акта обследования от 01.12.2017 «данные изъяты», при этом и в суде первой инстанции «данные изъяты» и «данные изъяты» указывали на то, что к ним истец никаких претензий относительно причиненного ущерба не предъявляла, об осмотре принадлежащего им нежилого помещения не просила, на какие либо осмотры не приглашала и сведений о включенной в акт обследования от 01.12.2017 У., которая выступала от их имени не имеют, поскольку какой либо доверенности ей не выдавали и не поручали действовать от их имени. Отчет ООО «Аргос» № Р.17.128 от 27.12.2017 составлен для определения ущерба, причиненного принадлежащего истцу жилого помещения на основании его осмотра 20.12.2017 и без определения причин возникновения повреждений, в акте осмотра от 31.03.2016 никаких указаний на причины возникновения трещин в квартире истца не содержится. Какого либо заключения специалистов о причинах возникновения имеющихся в квартире истца повреждениях истцом представлено не было, ходатайства о проведении судебной экспертизы представитель истца в суде первой инстанции не заявлял. Ходатайство представителя истца о вызове и допросе в качестве свидетелей лиц, подписавших акт обследования было отклонено судом, поскольку не были представлены суду сведения о том продолжают ли работать указанные лица в ТСЖ «Юго-Запад 1», известно ли их местонахождение, при этом представитель истца не просил суд оказать ему содействие в истребовании данной информации. В целом доводы апеллянта о наличии вины ответчика в причинении ущерба принадлежащего истцу имущества направлены на переоценку выводов суда, оснований для которой не имеется, поскольку требования ст. 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации судом были выполнены.

Истцом «данные изъяты» в дополнением к апелляционной жалобе заявлено ходатайство о приобщении к материалам дела новых доказательств: фотоматериалов.

В соответствии с абз. 2 ч. 1 ст. 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд апелляционной инстанции оценивает имеющиеся в деле, а также дополнительно представленные доказательства. Дополнительные доказательства принимаются судом апелляционной инстанции, если лицо, участвующее в деле, обосновало невозможность их представления в суд первой инстанции по причинам, не зависящим от него, и суд признает эти причины уважительными. О принятии новых доказательств суд апелляционной инстанции выносит определение.

Согласно разъяснениям, содержащимся в абз. 3 п. 28 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19.06.2012 N 13 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции», с учетом предусмотренного ст. 12 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации принципа состязательности сторон и положений ч. 1 ст. 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации обязанность доказать наличие обстоятельств, препятствовавших лицу, ссылающемуся на дополнительные (новые) доказательства, представить их в суд первой инстанции, возлагается на это лицо.

В соответствии с абз. 5 п. 28 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19.06.2012 N 13 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции» к таким причинам относятся, в частности, необоснованное отклонение судом первой инстанции ходатайств лиц, участвующих в деле, об истребовании, приобщении к делу, исследовании дополнительных (новых) письменных доказательств либо ходатайств о вызове свидетелей, о назначении экспертизы, о направлении поручения; принятие судом решения об отказе в удовлетворении иска (заявления) по причине пропуска срока исковой давности или пропуска установленного федеральным законом срока обращения в суд без исследования иных фактических обстоятельств дела.

Таким образом, закон содержит конкретные ограничения по представлению в апелляционную инстанцию новых доказательств, что возможно только в случае, когда лицо, участвующее в деле, по уважительным причинам было лишено возможности представить эти доказательства в суд первой инстанции.

Между тем из дела следует, что истец «данные изъяты» в суде первой инстанции ходатайства о приобщении к материалам дела вышеуказанных фотоматериалов не заявляла, о их существовании суду не сообщала.

Заявляя ходатайство о приобщении нового доказательства в суде апелляционной инстанции, истец не представила судебной коллегии доказательств наличие обстоятельств, объективно препятствовавших ей по уважительным причинам заявить его в суде первой инстанции.

В этой связи судебная коллегия предусмотренных законом оснований для удовлетворения ходатайства истца не усматривает и полагает, что при рассмотрении заявленного спора суд первой инстанции правильно определил обстоятельства, имеющие значение для дела, произвел оценку представленных сторонами и исследованных в судебном заседании доказательств по правилам ст. 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, применил нормы материального права, подлежащие применению к спорным правоотношениям, и постановил законное и обоснованное решение в полном соответствии с требованиями гражданского процессуального законодательства.

Принимая во внимание изложенное, оснований для отмены решения суда по доводам апелляционной жалобы не имеется, поскольку они не свидетельствуют о наличии оснований, предусмотренных ч. 1 ст. 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации для отмены, изменения решения суда. 

Каких-либо нарушений норм процессуального права, влекущих за собой отмену решения суда в силу ч. 4 ст. 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судом не допущено. 

На основании изложенного, руководствуясь ст. 327.1, п. 1 ст. 328, 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

 

решение Верх-Исетского районного суда г. Екатеринбурга от 27.02.2019 оставить без изменения, апелляционную жалобу истца «данные изъяты» - без удовлетворения.

Председательствующий: Карпинская А.А.

 

Судьи: Майорова Н.В.

Лузянин В.Н.

 

Цены на услуги адвоката по данной категории дел можно посмотреть здесь.

Записаться
на бесплатную консультацию прямо сейчас